Depeche Mode fanclub Ukraine
РУС  УКР

новости

Почему вы пишете только грустные песни?

Почему вы пишете только грустные песни?

Почему вы пишете только грустные песни? - недоумевает Mathias Begalke, корреспондент немецкой газеты Kieler Nachrichten, пообщавшись с Мартином Гором. Немцы любят Depeche Mode. Главный сонграйтер гигантов синт-попа знаменит не только своей музыкой, но и густо подведенными глазами, и всепоглощающей меланхолией. Mathias Begalke говорил с ним о дойке коров – и о печали, как части ДНК.

- «Где же революция» - называется ваш новый сингл. Беспокоит ли вас равнодушие некоторых людей, особенно сейчас, когда популисты и новые правые звучат всё громче?
- Да, вы хорошо сформулировали. Мир сейчас в таком хаотичном состоянии. Меня очень разочаровал результат голосования по Брэкзит. Объединённая Европа – это значит, что и весь мир немного более сплочён. Дальнейший раскол европейской идеи ранит человечество, поощряет расизм и ксенофобию. Это шаг назад

- Вы объявили о своем новом альбоме за шесть месяцев до его выхода. Почему бы вам не выпустить свою музыку вдруг из ниоткуда, как это в свое время сделали U2, Radiohead, Бейонсе?
- В общем-то, мы никогда об этом не думали. Я не знаю, подходит ли для нас такой переворот. Может быть. Мы могли бы без проблем выпускать свою музыку без какого-либо звукозаписывающего лейбла. Но мы не делаем этого… возможно, мы старомодны (смеется).

- Только честно: вы хотели бы сидеть на месте Дэйва в Volkswagen Golf VII несколько лет назад? (имеется в виду съемка в рекламе - ред.)
- Я буду максимально честен: у меня нет водительских прав. Водить машину – это была бы, наверно, очень плохая идея.

- Почему вы не делаете рекламу для каких-либо компаний, вот как для Volkswagen?
- Мы очень долго размышляем над тем, рекомендовать ли товар. Если мы приходим к выводу, что это что-то стоящее – мы рекомендуем. Мы получаем много предложений, от которых отказываемся.

- Например?
- Я не могу называть никаких имён.

- Не страдает ли ваша идентичность и независимость как артистов, если вы сотрудничаете с бизнесом?
- Я смотрю на это иначе. У нас нет больших обязательств, мы не должны принимать участие в десятках мероприятий VW. Если условия это не предусматривают, то мы готовы.

- Начиная с мая, у вас девять концертов в Германии и только один в Англии, у вас дома. Как вы объясните вашу популярность здесь?
- Это невероятно, но я не могу вам ответить. И я не знаю, почему на концерты приходят 15-, 16-, 17-летние. Их наверно родители заставляли слушать Depeche Mode.

- Первый хит номер один, который у вас вышел – это было в Германии, 1984, "People Are People". Если группа стала успешной в Германии, её не принимают всерьёз в попсовой стране Англии? ("Popland England", это прекрасно и это так по-немецки - ред.)
- “New Life” и “Just Can’t Get Enough“, наши второй и третий синглы, были хитами в Англии еще в 1981. Но рынок там работает по-разному. С начала 90-х мы в состоянии борьбы. Постоянно находясь в поисках новых ступеней, сложно сделать там карьеру. Английская музыкальная индустрия действительно очень, очень странная. Кто бы мог подумать, что воссоединение Bros в 2017 пройдет в больших залах. Я был в шоке, когда об этом услышал.

- Тогда вы, наверное, получите за заслуги государственный орден и королева посвятит вас в рыцари?
- Я не уверен, что это вообще возможно, потому что я уже 16 лет живу в США.

- Когда-то, когда вы еще работали в банке, группа была для вас возможностью уйти от скуки вашего родного города Бэзилдон, чтобы избежать...
- Бэзилдон был одним из тех мест, где вы не могли сделать ничего, кроме как напиться. Раньше для молодёжи делалось очень мало. Я не думаю, что это сильно изменилось. Сегодня Бэзилдон это довольно большой город с ментальностью небольшого городка. Спящий город. Просто много провинциалов, которые живут недалеко от Лондона.

- И бэзилдонское запустение повлияло тогда на ваше звучание? Поэтому вы стали сочинять грустные песни?
- Я родился с этими генами. Даже в детстве меня всегда очаровывали самые печальные песни. Я потом покупал эти пластинки. С веселыми песнями я просто не мог справиться.

- Тогда вы, наверно, приехали в Калифорнию как за светотерапией.
- Выбор места жительства был, на самом деле, довольно своеобразным. Но жить здесь очень приятно и здорово. Практически всегда одинаковая погода с температурой около +20*С

- О чём вы скучаете в Англии?
- Мои друзья и семья. Моя мать и две мои сестры со своими семьями до сих пор живут в Бэзилдоне. Хотя я долгое время нахожусь в США, в своем сердце я европеец. Я думаю, европейцы немного мрачноваты, другими словами – они больше реалисты. Американцы же очень оптимистичны.

- Сложно ли становиться старше, будучи поп-звездой? Нужно ли сейчас, после 50-ти, больше карандаша для глаз, чем раньше?
- На сцене я всегда ношу маску, за которой я могу спрятаться. В этом на меня повлиял глэм-рок 70-х.

- Для вашего второго сольного альбома вы сделали кавер "Das Lied vom einsamen Mädchen ", которую пели Hildegard Knef и Nico. То есть, вы хорошо говорите по-немецки...
- Я бы так не сказал, уже нет. Сегодня у меня вряд ли есть шанс. Я учил немецкий в школе. Я освоил его лучше, когда купил в 1987 году дом в Лондоне, которому понадобился ремонт. Мне рекомендовали строителя из Германии, он пробыл у меня два года, он был мастер на все руки, он проложил силовые кабели, сделал все сантехнические работы – но он не говорил по-английски. Так что, если я хотел, чтобы все было сделано по-моему, я должен был говорить по-немецки.

- В середине 70-х по школьному обмену вы провели две недели на ферме в Шлезвиг-Гольштейне. Вы научились там доить коров…
- Насколько я помню, я доил корову. Но так как я никогда больше этого не делал, ни одну калифорнийскую корову я так и не подоил.

- Группа существует с 1980 года. Как вам удалось оставаться вместе так долго?
- Наши альбомы с 1993 года появляются с 4-летним перерывом, и тогда мы едем в турне. Когда мы отыграем последний концерт, мы возвращаемся домой: Дэйв в Нью-Йорк, Энди в Лондон, я в Санта-Барбару. В перерыве мы редко видимся, приблизительно раз в 4-6 месяцев. Перерыв – это хорошо, после того, как мы полтора-два года постоянно находились вместе во время записи и на гастролях.

- Какой из альбомов Depeche Mode – ваш любимый?
- "Violator", потому что в нем собрано много отличных песен...

- …которые написали вы, вот "Personal Jesus", например. Джонни Кэш перепел её незадолго до смерти. Что это для вас означало? Больше, чем получить Grammy или Brit Award?
- Мы всегда были немного аутсайдером, своего рода арт-культовой группой, поэтому нас редко выдвигали на музыкальные награды. Если ваш кумир, такой, как Джонни Кэш, берет одну из ваших песен, то это огромная награда. Когда кто-то сказал мне, что он только что услышал по радио "Personal Jesus" в исполнении Джонни Кэша, я не мог в это поверить. Я подумал, что он шутит.

- Вы не знали об этом? Он вам не сказал?
- Нет, но каждый раз, когда его версия исполняется или продается, мне за это платят.

Автор: Von Matthias Begalke
Источник: kn-online.de
Перевод: Влада Ярославская

19.02.2017


Комментарии:
написать комментарий

Интервью
Концертные туры
Мероприятия в городах
Новости Depeche Mode
Новости фан-клуба